Боке восприятия

stimpankeyeУчаствуя в дискуссиях на тему рисунка оптики, не раз сталкивался с ярыми противниками «бокемании», упиравших на физическое строение человеческого глаза. В самом деле, размер рабочей поверхности нашей сетчатки совсем невелик – порядка 1 см в диаметре. Да и оптическая система, состоящая из роговицы, передней камеры и хрусталика тоже не идет ни в какое сравнение с пухлыми бочонками светосильных линз. Иными словами, наше зрение изначально заточено под большую ГРИП и чисто теоретически неспособно «размыть в хлам» итоговую картинку.

Но почему же портреты, обрамленные красивым боке, столь притягательны для абсолютного большинства людей? Самовнушение? Хождение на поводу у цейсоманов и лейкофилов? Доля правды во всем этом есть, однако не все так просто. Физики-любители начисто забывают про человеческий мозг, вернее ту его часть, которая отвечает за анализ визуальной информации. Психически здоровый человек редко смотрит в одну точку – глаз постоянно сканирует окружающее пространство, отправляя в мозн непрерыный поток видеоданных. Причем, делает это по определенной системе, на лету определяя информационные центры картинки и «ощупывая» их более пристальным взглядом. Что же получается в итоге? Если взять человеческое лицо на расстоянии пары-тройки метров, то основными центрами внимания зрительной системы станут в первую очередь глаза (помните выражение «глаза-зеркало души»?), затем губы, нос, прическа, руки, элементы одежды и прочие интересные детали. Фоновые объекты навряд ли надолго задержат на себе взгляд – наше представление о них будет «размытым», в прямом смысле этого слова. Улавливаете аналогию? Человек сморит на мир через маску «глубины восприятия» и, если объект недостоин нашего внимания, то в процессе осмысления увиденного он превращается в размытые пятна. Боке. Вопрос лишь в том, насколько точно тот или иной объектив способен передать это ощущение — но это уже тема для другого разговора…

p.s. Небольшое дополнение в стиле «что русскому хорошо, то немцу смерть». В классическом крупноформатном пейзаже работают уже иные поведенческие алгоритмы — на передний план выходит детализация (хроматическая и цветовая), наличие зон нерезкости будет только мешать визуальному восприятию. Зрителю нравится считать травинки, любоваться игрой света, неожиданно для себя обнаружить стайку диких уток на горизонте. Примерно так люди ведут себя в галереях — подолгу сидят перед картинами, отходят назад, подбегают почти вплотную и пристально рассматривают определенный фрагмент. Вы можете представить себе картины Шишкина или Васильева с разблюренным задним планом? У меня не получается.